AlexWW1 (alexww1) wrote,
AlexWW1
alexww1

Categories:

... извращения (277)


боковик из Аэрожурнала (старого) №22

        Martin 167F сер.№ 114, ранее принадлежавший 1-й эскадрилье GR I/22 и угнанный своим экипажем в Гибралтар 10 февраля 1941. Англичане закрасили триколор и поменяли цвета кокард, но оставили без изменения все остальные обозначения, включая белую полосу на фюзеляже, которая вообще-то была элементами быстрого опознавания ВВС Виши.
        До конца мая эта машина просто простояла на аэродроме, а потом за ней и еще одним стоявшем в Гибралтаре «французом» прибыли с Мальты летчики 69-го сквадрона RAF. Эта часть занималась стратегической разведкой и была вооружена «Мэрилендами» Mk.I, каковые были теми же самыми 167F, только перекупленными другим заказчиком после падения Франции.
        Борт 114 достался экипажу флаинг-офицера [или он был уже флайт-лейтенантом ?] Эйдриана Уорбертона, но вместо немедленного перелета на Мальту им пришлось немного задержаться на месте. По слухам, распускавшимся потом самим Уорбертоном, какая-то местная авиационная шишка вознамерилась лично облетать этот самолет, но это могли быть и просто слухи. А что было точно – так это два вылета на разведку французских портов Северной Африки в нарушение нейтралитета Франции [и не ясно, учитывались ли эти вылеты в числе боевых].
        И в одном из этих шпионских рейдов – 3 июня – над Касабланкой за ними погналась тройка «He 112» (на самом деле H.75 из GC I/5), но бывшему французскому самолету успешно удалось оторваться от преследования французских истребителей.
        8 июня Уорбертон все же перегнал машину на Мальту и потом совершил на ней несколько боевых вылетов, но в основном он летал тогда на других аппаратах («Харрикейне» и специально оптимизированном для достижения максимальной скорости «Мэриленде»). А 17 июля он же отогнал № 114 на авиабазу Гелиополис под Каиром, где поменял его на «Мэриленд» Mk.I из свежих поставок.



Эмблема 1-й эскадрильи GR I/22, унаследованная ей от VB.109 времен Первой Мировой. Собственно, она и была той самой 109-й эскадрильей, прошедшей через серию переименований, т.е. это не тот случай, когда вновь сформированное подразделение получало регалии давно расформированной части.



боковик из Аэрожурнала (нового) №38



[__био (на удивление дофига текста)__]

        Эйдриан Уорбертон, 1918 г.р.

        Сын флотского офицера; учился в хорошей частной школе с давними традициями, был членом “aeroplane group”, но ни в каких других клубах и обществах не состоял, будучи ярко выраженным одиночкой.
        В 1935 закончил школу и собирался пойти на службу в RAF. Как несовершеннолетнему, ему для этого требовалось разрешение родителей, но отец был резко против и взамен устроил сына на работу в один из лондонских банков.
        Но прошло всего два года, и он сам, видя возможность скорой войны, порекомендовал сыну записаться в Территориальную Армию [резервисты, в мирное время проходящие только сборы]. Тот так и поступил, и 1.11.37 был зачислен в состав 22 (London) Armoured Car Company (Westminster Dragoons) – это была одна из «территориальных» частей Королевского Танкового Корпуса, до 1920 года бывшая кав.полком 2nd County of London Yeomanry.
        А еще через год Эйдриан все же исполнил свою детскую мечту, и подписал 4-летний контракт на службу летчиком в Королевских ВВС.
        31.10.38 он приступил к 10-недельной «наземной» подготовке в какой-то учебной части на авиабазе RAF Prestwick (очевидно, No 12 Elementary and Reserve Flying Training School). Завершив наземный этап обучения, в середине января 1939 он был направлен в No 9 Flying Training School и начальную летную подготовку проходил на самолетах Tiger Moth, постоянно балансируя на грани отчисления, но с великим трудом все же сумел уложиться в минимально допустимые результаты и в мае 1939 получил пилотский диплом.
        Далее он в той же школе проходил «продвинутую» подготовку на устаревших боевых самолетах Hart и Fury, а также тренировался в слепых и ночных полетах на Audax. Продемонстрированные навыки все так же были на нижней планке допустимого, а особенно трудно курсанту давались взлеты и посадки. Тем не менее, в августе он все же выпустился и был определен на службу в Береговое Командование, несмотря на вердикт инструкторов «пригоден только к полетам на одномоторных самолетах».
        В конце августа его направили на 6-недельную спец.подготовку в Torpedo Training Unit, после завершения которой он получил назначение в строевую эскадрилью.


        Звания: 1.11.37 рядовой RTC; октябрь 1938 – кадет RAF; 14.1.39 – эктинг-пайлот-офицер он пробейшн; 3.9.39 – пайлот-офицер (он пробейшн); 31.10.39 – пайлот-офицер (уже без оговорок); 3.12.40 – «военно-постоянный» флаинг-офицер; 3.12.41 – «военно-постоянный» флайт-лейтенант; в неизвестную мне дату (не ранее октября 1941, но и не позднее августа 1942) было производство в «действующие» сквадрон-лидеры; в октябре 1942 по завершении срока контракта был переведен из «регуляров» в RAFVR с сохранением всех имеющихся званий; 20.11.42 – «действующий» винг-коммандер и несмотря на фактическое понижение в должности на одну ступень с февраля по октябрь 1943, это звание не снимали; 20.2.43 – «военно-постоянный» сквадрон-лидер.


        Части и кампании: с 12.10.39 служил пилотом в 22-м сквадроне Берегового Командования RAF. Эта часть была вооружена Vildebeest Mk.I, II и III и занималась тогда противолодочным патрулированием. В середине ноября началось поступление Beaufort I, и примерно тогда же (или чуть позже) Уорбертона направили на месячный курс подготовки на базе RAF Thornaby [мне не известно, чтобы там что-то учебное в тот момент базировалось], а после возвращения в 22-ю эскадрилью он вернулся к «служебным» полетам на «Вайлдебистах» (к тому времени остались только Mk.II/III), параллельно сделав пару коротких тренировочных вылетов на Blenheim для тренировки «двухмоторных» взлетно-посадочных операций.
        В середине января 1940 его вывели за штат сквадрона по причине болезни и до апреля он вообще не летал. В апреле 22-й приступил к боевым вылетам на «Бофортах», а наш герой тогда же вернулся в строй ... как пилот приданного эскадрильи буксировщика мишеней Audax [но для кого он эти мишени буксировал, в биографии не сказано].
        За время службы в 22-м сквадроне Уорбертон набрал всего 44 пилотских часа, и не факт, что хоть сколько-то из них были боевыми. Долго так продолжаться не могло, и командование решило переквалифицировать пилота-недоучку в наблюдатели (т.е. штурманы) и в июне направило его на штурманский курс в No 2 School of General Reconnaissance (учеба там проходила на самолетах Anson).
        В последних числах августа, или первых сентября Уорбертон вернулся обратно в часть, но попал не на «Бофорты», а в экспериментальный флайт «Мэрилендов» – в августе 22-я эскадрилья получила три боевых и один резервный Maryland I для оценки пригодности этого типа к «береговому» применению. Войсковые испытания прошли неудачно, и самолеты решили опробовать в качестве стратегических разведчиков над Средиземным морем.

        6.9.40 три «Мэриленда» совершили перелет над оккупированной и «вишистской» зонами Франции и островом Корсика и благополучно совершили посадку на Мальте. 19 сентября из них сформировали 431 General Reconnaissance Flight RAF, кроме трех «американцев» получивший также по одному Blenheim и Skua.
        Ввиду нехватки летчиков, командир флайта принял решение срочно доучивать двух своих офицеров-наблюдателей. Одного из них допустили до выполнения боевых заданий еще в сентябре, а вот Уорбертону, до списания в штурманы набравшему всего 35 минут самостоятельных полетов на двухмоторниках, предстояло еще долго тренироваться. И не известно, стал бы он снова пилотом, если бы в середине октября не заболели сразу два летчика флайта, и больше некем было затыкать дыры в плане полетов части.
        Вот только первый же боевой вылет едва не оказался последним – недоучившийся пилот не справился с тяжело груженным самолетом и разбил его на взлете. Командир флайта потом специально поговорил со штурманом и стрелком, согласны ли они продолжать летать с Уорбертоном, и те согласились, но затребовали обязательных тренировок в скоростном рулении – одним из главных затыков Эйдриана было удержание прямолинейности движения на разбеге и пробеге.
        К концу октября Уорбертон все же освоился в пилотской кабине, хотя взлет и посадка на двухмоторных машинах у него до самого конца так и остались проблемными, на что указывают многочисленные летные происшествия. Но как бы то ни было, он тогда начал летать в качестве пилота, хотя формальный перевод на эту должность состоялся только с 1 ноября.
        А на следующий день он во время очередного воздушного боя получил пулю в грудь. На его счастье, пуля и так была уже на излете, плюс потеряла энергию (и, вероятно, устойчивость) при проходе через носовую часть самолета, поэтому она была успешно остановлена плечевым привязным ремнем. Ранение было, но только поверхностное, да изрядный синяк, и уже через пару дней пострадавший вернулся в строй...
       ... и 11 ноября именно ему поручили последнюю доразведку Таранто перед ударом палубных торпедоносцев.
        Всего за время службы в 431-м флайте Уорбертон одержал 2 подтвержденные воздушные победы, а 10.1.41 эта часть была преобразована в 69-й сквадрон RAF, сохранив свое назначение и тип используемых самолетов. И в ходе развед.полетов на «Мэрилендах» Уорбертон одержал еще 3 воздушных и 3 наземных победы, став в итоге единственным асом «Мартина»-167 [ «Мэриленды» отличались хорошей управляемостью и маневренностью и даже в стандартной конфигурации несли 4 курсовых пулемета, а потому были ничуть не худшими истребителями, чем специализированные версии «Бленхеймов»].
        Явная гонка за сбитыми для пилота-разведчика отнюдь не достоинство, но на основной деятельности это не сказывалось, поэтому герою сходило с рук не только нежелание «пожалеть бедных итальянцев» (© командующий RAF на Мальте), но и откровенные нарушения дисциплины (вроде воздушного хулиганства, или полета за любимым бухлом в Грецию).
        С конца мая по июль 1941 Уорбертон параллельно с американскими двухмоторниками летал на единственном имеющемся в эскадрилье Hurricane Mk.I, переоборудованном в невооруженный фоторазведчик с увеличенным запасом топлива. В середине июня к нему добавился прошедший такую же конверсию Mk.II, но насчет возможных (и даже вероятных) полетов Эйдриана на нем у меня нет никакой информации.
        Еще одним нестандартным разведчиком стал Beaufighter Ic – самолет из 252-го, или 272-го сквадрона, в июне 1941 летевший в Египет, но попавший в аварию на промежуточной посадке на Мальте. Пока его пилот лежал в госпитале, аппарат отремонтировали, и Уорбертон добился разрешение на его использование в развед.полетах. Он провел короткий испытательно-тренировочный облет машины, а потом отправился в боевой вылет, но не справился со взлетом. В итоге самолет был разбит вдребезги, но экипаж не пострадал.

        1.10.41 на одном из «Мэрилендов» своей эскадрильи Уорбертон перелетел в Египет и на этом завершил свой первый «боевой тур», успев совершить 155 боевых вылетов, в т.ч. 116 в качестве пилота на «Мартинах» (а остальные 39, стало быть, на «Харрикейнах» и штурманом на «Мэрилендах»; еще, возможно, тут учтен единственный неудавшийся вылет на «Бофайтере»).

        Сначала ему дали 10 дней отпуска, во время которого он навещал служившего тогда в Порт-Саиде отца, а потом поставили инструктором по воздушной стрельбе [в смысле, из курсовых пулеметов] в вооруженный самолетами Maryland I и Blenheim I 223-й сквадрон RAF, базировавшийся недалеко от Суэца и игравший роль OTU для прибывавших на «пустынный» фронт экипажей (главным образом, южно-африканских и родезийских). В этой части Уорбертон летал совсем мало, в основном читая лекции, и уже с конца октября он начал хлопотать о переводе в базирующуюся в Гелиополисе опытно-боевую часть разведывательной авиации, вскоре добившись желаемого.

        11.11.41 он получил назначение в состав 2-й PRU и был записан там во флайт “T” (два Beaufighter I, переоборудованных в невооруженный разведчик). Далее было освоение «Бофайтера» и, не исключено, несколько боевых вылетов над Западной Пустыней, Критом, или островами Восточного Средиземноморья.
        29.12.41 Уорбертон на своем «Бо» перелетел на Мальту и там, продолжая числиться летчиком PRU, технически действовал в составе 69-го сквадрона, но задания получал непосредственно от командующего RAF на острове. Всего совершил там 43 боевых вылета, а 19.3.42 улетел обратно в Египет.

        Сразу после этого получил отпуск и на старом Hind’е полетел в Хайфу, чтобы навестить служившего там отца. В районе Газы случился отказ двигателя, и на вынужденной посадке в пустыне самолет был вдребезги разбит, а пилот получил травму ноги. Проведя в Хайфе две недели, он вернулся в Гелиополис и до конца апреля выполнял только различные испытательные и приемочные полеты. Главным образом, он летал на Beaufighter, но попутно освоил новый для себя Spitfire (вероятно, PR.IV, хотя мог и облётывать обычные истребители Mk.V).
        С мая 1942 он уже летал обычно на Spitfire IV, выполняя тренировочные, служебные (в т.ч. на большую дальность – например, в Палестину) и боевые вылеты, участвуя в развед.полетах над Грецией, Критом, Ливией и просто Средиземным морем.
        Прямых данных на сей счет нет, но по косвенным (разница между общим числом боевых вылетов и совершенными с мальтийских аэродромов) за время службы в Египте он совершил 15 боевых вылетов с налетом 60 часов.

        А 11.8.42 он приземлился на Мальте на «Спитфайре» PR.IV и возглавил свой старый 69-й сквадрон. К тому времени он состоял из разных по матчасти и назначению флайтов: “A” был морским разведывательным на Baltimore Mk.I и II и обеспечивал действия ударных эскадрилий «Бофайтеров» по вражеским конвоям, “B” выполнял высотную фоторазведку на четвертых «спитах», а “C” был ночным на Wellington VIII и занимался ударами по кораблям и какими-то спец.операциями [подробностей я не выяснял].
        Сам Уорбертон, согласно одной из биографий, летал в основном на «Спитфайрах», однако, там не сказано, были ли именно боевые вылеты на прочих типах и если да, то сколько. А в небоевых условиях ему точно доводилось летать на «Веллингтонах» - известно, что на одном из них он летал в Египет за рождественскими подарками для эскадрильи.
        Кроме фоторазведывательных полетов он при случае летал на обычных Spitfire Vb, одолженных в других частях и одержал одну подтвержденную воздушную победу при не совсем обычных обстоятельствах:
        В ноябре он на PR.IV летал на разведку немецких аэродромов в Тунисе (который страна) и над Бизертой нарвался на восьмерку 109’х. От них он ушел, но не остался невредимым, и через 25 минут полета оставшийся без масла двигатель встал, и самолет плюхнулся на брюхо в районе Бона (нынешняя Аннаба). Там он сумел уболтать местного французского губернатора и на почтовом «Кодроне» (Simoun, или Goéland) был переправлен в Алжир (который город). Далее он договорился с командиром чешского экипажа из 138-го сквадрона RAF [часть спец.назначения, занимавшаяся выброской развед.групп и снабжением партизан] и тот подбросил его до Гибралтара на борту своего Halifax II. Там он взял готовый к доставке в часть «Спитфайр» Vb и полетел на нем обратно в Бон, чтобы забрать с места своей вынужденной посадки кассеты с отснятыми кадрами. И только после этого двинулся на Мальту и по дороге встретил два Ju 88 аккурат в том районе, где его самого подловили немцы. Один бомбер он там сбил, а второго повредил, но упустил в облаках. И на свою базу вернулся после 6-дневного отсутствия.
        Судя по тому, что это была его единственная победа, став командиром, он перестал злоупотреблять вредной для разведывательной авиации погоней за сбитыми.
        В начале 1943 69-й сквадрон решили разделить на три отдельных эскадрильи каждая на своем типе самолетов, и 8.2.43 флайт “B” был развернут в 683-й сквадрон RAF, а командовать им поставили Уорбертона. Исходно там была смесь из разных модификаций: PR.IV, Mk.IX (всего несколько штук и не знаю, чистые истребители, или FR) и PR.XI. «Девятки» присутствовали только до марта (вероятно, как временная мера для компенсации нехватки «одиннадцатых»), а «четверки» оставались до июля, а потом тоже были заменены на PR.XI. Сверх того, в мае-июне в наличии было несколько штук Mosquito FB.VI, переоборудованных в фоторазведчики с полным, или частичным демонтажем вооружения.
        Командир эскадрильи активно летал на PR.IV и PR.XI, изредка одалживая в других частях обычные истребители, и на таком «арендованном» Mk.IX он одержал еще одну подтвержденную воздушную победу.
        В середине июня на Мальте некоторое время базировался детачмент 12 PRS(L) / 3 Photographic Reconnaissance and Mapping Group USAAF на фоторазведывательных «Лайтнингах» (F-4 и/или F-5), и Уорбертон воспользовался этой оказией, чтобы облетать новый тип и, как пишут, даже совершить на нем по крайней мере один боевой вылет.
        После завершения тунисской кампании мальтийским разведчикам вообще пришлось достаточно тесно сотрудничать с американскими в ходе подготовки высадки в Сицилии, и Уорбертон подружился с командиром NAPRW [Northwest African Photographic Reconnaissance Wing] сыном тогдашнего американского президента колонелом Эллиоттом Рузвельтом [Elliott Roosevelt], [которому французский губернатор Алжира подарил свой персональный «Потез»-540, о чем можно почитать в переводах камрада avianikitoss].
        И американцы пригласили своего английского коллегу на празднование 4 июля. В Тунис он прилетел на одном из подотчетных «Спитфайров», но когда после трехдневного отдыха намеревался лететь обратно, на самолете обнаружились неполадки. Тогда он одолжил у союзников «Лайтнинг» и полетел на нем. Ему выдали старый и малость разрегулированный F-4, и «крутой ас», разумеется, пропустил мимо ушей все, что ему советовали перед полетом (кто сказал «Удет»?), и сразу двинул РУДы до упора вперед ... ну, и слетел с полосы во время разбега и снес шасси на неровностях почвы. После этого он затребовал другой «Лайтнинг» и через 20 минут благополучно взлетел на нем, пока первый все еще горел на земле.
        Третий мальтийский «боевой тур» Уорбертон закончил ровно через два года после первого, 1.10.43 убыв с Мальты в Англию через Северную Африку. Почему-то число боевых вылетов этого «тура» нигде не приводится, есть только итоговые данные из представления к DSO*, «газетированного» 6 августа: 375 б.в. и 1300 часов всего, из них 360 и 1240 на Мальте. Таким образом, если вычесть данные по предыдущим периодам, то получается 162 боевых вылета с августа 1942 по июль 1943, плюс еще десяток-другой он должен был налетать за два последних месяца на фронте. Но по воспоминаниям летчиков 683-й эскадрильи реальный боевой налет их командира был заведомо больше, т.к. он тогда активно «химичил» в сторону занижения числа своих вылетов, опасаясь, что чем больше их будет, тем быстрее его отправят в тыл на отдых [фиг его знает, насколько реальны были эти опасения, все же в отличии от американцев, англичане считали «туры» по времени, а не числу вылетов].

        В Англии ас отгулял несколько недель отпуска, а потом был отправлен обратно на Средиземноморье, и 30.10.43 в Тунисе (который город) принял командование 336 (M.A.P.R.) Wing RAF. Аббревиатура в названии соединения расшифровывалась как “Mediterranean Allied Photographic Reconnaissance”, а само крыло включало 682-й и 683-й сквадроны RAF на «Спитфайрах» PR.XI и 60-й SAAF на «Москито» Mk.VI и IX.
        Насчет боевых вылетов командира крыла мне ничего не известно, но они были бы вполне в духе Уорбертона. Но в любом случае прокомандовал он меньше месяца, т.к. 26 ноября попал в ДТП при возвращении на аэродром из офицерского клуба: его джип сбил с дороги американский грузовик, водитель которого нарушил правила.

        Англичанин получил очень серьезные травмы, в т.ч. переломы костей таза и, возможно, повреждения позвонков. 10 недель он пролежал в госпитале, а потом был отправлен долечиваться в Англию и получил там длительный отпуск по болезни.
        Однако, вместо отдыха и лечения он уже в начале февраля 1944 объявился на аэродроме 7-й PRG (летала на «Спитфайрах» PR.XI и «Лайтнингах» F-4 и F-5), чему поспособствовал Рузвельт, тогда служивший в штабе 8-х ВВС.
        Несмотря на отсутствие допуска от медиков, Уорбертон снова начал летать на строевых самолетах. Возможно, он даже участвовал в боевых вылетах. По крайней мере, один из его знакомых упоминал в воспоминаниях про встречу в марте 1944 в Гибралтаре, куда Эйдриан прилетел на «Лайтнинге». Но в любом случае, все эти полеты были неофициальными и в летную книжку не заносились.
        А официальный статус его пребывание среди американцев приобрело с назначением 1.4.44 Liaison Officer’ом от RAF в 7-й американской группе. Должность эта была нелетной, но традиционно офицеры связи по собственному желанию и с согласия командира части летали в бой вместе с её штатными пилотами. Разумеется, Уорбертон тут не стал исключением, но и эти, уже вполне официальные полеты в его летной книжке отражения не нашли.
        А из американских документов на потери известен только боевой вылет 12 апреля. Пара F-5B тогда была отправлена на разведку аэродромов в Баварии. До точки в 100 км севернее Мюнхена их сопровождала восьмерка P-51B, а потом эскорт вернулся в Англию, а разведчики разделились и каждый пошел по своему маршруту. Завершив фотографирование заданных объектов «шпионы» должны были снова встретиться южнее Мюнхена и далее лететь на Корсику.
        Но у места встречи Уорбертон не появился. Не объявился он и ни на одной из союзных баз на Средиземном море, поэтому в июле его включили в список пропавших без вести офицеров RAF. В немецких документах его фамилия тоже не всплыла, поэтому в следующие полвека он так и числился без вести пропавшим.
        И только в новом веке стало известно, что же с ним случилось: его самолет попал под огонь нескольких зенитных батарей, загорелся и в 11:45 упал в районе населенного пункта Эглинг под Мюнхеном. Немцы похоронили летчика на местном кладбище как «неизвестного американского пилота» рядом с экипажем сбитого годом ранее английского бомбардировщика.
        В августе 2002 специальная поисковая партия обнаружила место падения самолета и по серийному номеру одного из двигателей подтвердилось, что это действительно самолет Уорбертона. То же подтвердил и ДНК-тест, проведенный лабораторией ФБР, и 14.5.2003 ас нашел последнее пристанище на военном кладбище в Дюрнбахе недалеко от места гибели.


        Победы (штурман): единственный успех – «поврежденный» 12.10.40. По факту, он как штурман был в этом бою простым пассажиром.
        Победы (пилот): 1-я – 30.10.40; 5-я – 29.9.41. Всего за время войны 7 подтвержденных воздушных побед и 3 наземных, из которых 5 воздушных и все наземные на «Мэрилендах» (в т.ч. 1 воздушная одержана его стрелком, еще одна им и стрелком совместно, а все прочие огнем только курсовых пулеметов).


        Про Уорбертона еще пишут, что он был самым «декорированным» летчиком разведывательной авиации. Так ли это, я не в курсе, но вот список его боевых наград: 11.2.41 DFC; 9.9.41 планка к DFC [фактически это было повторное награждение той же наградой]; 20.3.42 DSO; 3.11.42 вторая планка к DFC; 6.8.43 планка к DSO; 18.1.44 американский DFC.





боковик из монографии №96 от AJ-Press






Живопись, пошедшая на боксарт модели Спешл-Хобби в 1:48





Инструкция по окраске из той же модели



 
Коробка и декаль от поминавшейся выше модели арт.№ SH48077



Tags: aviation art, ww2, Британское Содружество, асы WW2, извраты, неистребители асов, самол.бомберы, трофейные асы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments